ЭНСК

Объявление

В ИГРЕ

31.12.2006 - 31.01.2007 Утренник прошел спокойно. Утром первого января был найден труп.

НОВОСТИ



02.02 Инициатива, движение сюжета и чистка ролей

12.01 Сплетни, страшилки и перекличка.
Подробнее здесь

02.01 Запущен сюжет. Все эпизоды, происходившие до 31 декабря, перенесены в прошлое. Кооперируйтесь и выдвигайтесь на поиски чего-нибудь интересного!

28.12 Администрация желает вам приятного отдыха и напоминает, что что-нибудь может быть скоро произойдет.

23.12 В списке ролей появились классные руководители. Прости, 9А...

17.12 Форум официально открыт. Правила были дополнены еще одним вариантом ведения эпизода.

4.12 Форум находится в стадии допиливания. Если вы попали сюда - вы гордый бета-тестер, друг гордого бета-тестера, ну или волшебник.

ТОПЫ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭНСК » Завершенные эпизоды » 20.12.2006 Второе место из двух.


20.12.2006 Второе место из двух.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://www.infovoronezh.ru/images/News/2608917188_full.jpg
Второе место из двух.
20.12.2006/Кабинет Литературы/ Арина, Соня
Арина наверняка уже забыла о написанном ей сочинении на Олимпиаду. А Соня, наоборот, прекрасно помнила. Некому было волноваться из-за результатов, все же очевидно.
А зря.

0

2

Это какая-то ошибка!

Ну, то есть, Арина хотела слинять сегодня с последнего урока, а ей надо было зайти к Сергеньичу после уроков из-за дибильного сочинения, ценой которого стало решение нескольких особо злоебучих заданий по геометрии и физике (чтоб неладно было тем, кто включил это дерьмо в школьную программу!). И пришлось ей, несчастной, сидеть на физике, стиснув зубы, а могла бы дома телик посмотреть.
Арина ввалилась в школьный класс буквально через минуту после звонка с урока, излучая недовольство всем своим видом. Закончить бы с этим поскорее... Плюхнувшись за парту у окна, ближе к задним рядам и коротко поздоровавшись с учителем, Арина тоскливо уставилась за окно.

Сонечка-хуенечка, где ж тебя черти носят?

Соня подвалила ближе к концу перемены. Кажется, у нее еще был урок впереди? Или все-таки не было? Арина задевала расписание десятиклассников самым краем глаза, каждый раз, когда, стоя у покрытой унылыми черно-белыми листами не самой полезной информации, силилась вспомнить, в какой там класс им идти.
Да и какая ей, Сонечке-то разница. Любимчикам можно на урок и опоздать, и вовсе не прийти, главное придумать какую-нибудь красивую общественно полезную отмазу. А стоило Арине войти в класс, хотя бы на пару минут разминувшись со звонком - так все, в лучшем случае учитель просто посмотрит с немой укоризной. В худшем - еще и голову полоскать начнет.
Блядская несправедливость. Говно. Жопа.

Сергеньич приветствует Сонечку (гораздо теплее, чем Арину), убирает какие-то бумаги в свой стол, достает какие-то бумаги из своего стола и говорит.

- Это какая-то ошибка! - неожиданно резко подает голос Арина, даже не успевая сменить своей отстраненной позы. Короткий взгляд на Соню - Рина не может понять, что выражает ее лицо.
Но нет, это не ошибка, объясняет учитель. Аринино сочинение действительно было оценено выше сониного, и именно ей, Арине, предстояло представлять школу на областной олимпиаде.

По мере того, как Сергей Евгеньевич говорил, убеждая Рину в том, что никакой ошибки не было и быть не могло, сердце ее начинало колотиться быстрее, а щеки и уши почему-то ужасно разгорелись. Она хлопала глазами и не понимала, что вообще чувствовать по этому поводу.
Волноваться по поводу вшивой олимпиадки - это она что, от Сони подхватила? К тому же, более чем наверняка, ее результаты на более высоком уровне ничем блистать не будут.
И в то же время, чем-то волнительным было это ощущение победы - хоть и соревновалась она словно бы понарошку, всего с одним человеком, но она только что уделала птицу не своего полета, победила девочку, которую ставят ей в пример. Чувство того, что она может чего-то достигать - это сладко.
Смутное ощущение того, что она, пожалуй, не заслуживала этого чувства - это страшно.

Сергей Евгеньевич дает Арине бланк - это заявление на участие. Арина кладет его перед собой и нервно щелкает ручкой, пока учитель выходит из класса. На Соню почему-то смотреть очень не хочется.

Эх, и что же делать, чтобы хотя бы это не стало еще одной ошибкой?..

+1

3

Соне Митиной явно не повезло с годом рождения. Ей стоило родиться тогда, лет тридцать назад, может, сорок, в то время, о котором рассказывала бабушка. Может, там, во времена пятилеток в четыре года, её ожидания от мира не были бы такими смехотворными? А ведь надо для счастья немного: человек, желающий приблизиться к идеалу, не должен поддаваться соблазну эгоцентризма. Уходить в противоположную крайность тоже не следует: идеальный человек понимает, что он связан со всеми, кто находится вокруг него, и каждое его действие несёт за собой последствия. Потому, выстраивая своё поведение, он будет думать о том, как не причинить вреда ни себе, ни окружающим.
Признаться, Соня не ожидала увидеть Арину в кабинете литературы. Мураева выпала из поля её интересов, стоило Митиной расправиться с последней обещанной ей домашкой. Разбирайся дальше сама. Идеалы идеалами, но суровые Энские реалии любого прогнут под себя. Остаётся лишь сопротивляться, надеясь, что пробоина в моральных принципах будет максимально незаметной.

Есть Арина, нет Арины, какая разница? Сейчас Соня получит свою заветную бумажку на выезд из Энска. Пусть это всего лишь литература, но сам факт, сам факт! Один маленький шажок для четвёртой школы, огромная ступень в жизни Сонечки. Может, если судьба отпустит свою цепкую хватку, удастся даже вытащить маму на каникулах куда-нибудь. Да хоть в Омск. Осталась же от бабушки и дедушки по папиной линии что-то…
И ты думала, что всё будет так просто? Ах, Митина-Митина, ты наивна, как твоё прелестное сочинение.

Девочка застыла. Вся приятность в миг испарилась с её кругленького личика – вместо лучезарной довольности проступает усталая обреченность. Нет, Мураева, это не ошибка. Везение, причуда судьбы. Ты выиграла просто потому, что Соня должна была проиграть. Но человек не беспомощное создание, пассивно болтающееся, покоряясь течению судьбы – нет, нет, всё ещё можно изменить. Иначе что остаётся, завернуться в белую простынку да на кладбище ползти? Подумай, Соня, она не может быть объективно лучше тебя, это всего лишь совпадение. Если бы не надо было никуда ехать, ты бы точно победила.

Митина спокойно оперлась на парту, провожая Сергея Евгеньевича взглядом до самой двери.
- Нет, я не расстроилась, спасибо - бросила она на вежливое беспокойство педагога, застывшего в дверном проёме, -  Литература всё равно ж не мой профиль… Отрицательный опыт – тоже опыт!
В подтверждение своих слов Сонечка снова расцветает, ненадолго, пока дверь кабинета не хлопает за учителем.

- Да, повезло тебе, - девочка шаркает по линолеуму туфлей, разворачиваясь в сторону Арины, - Сейчас съездишь на олимпиаду, может и учителя по-другому начнут относиться, вот он, непризнанный поэтический гений…

Соня поставила ноги на стул, всё ещё сидя на парте, и, сложив руки на коленях, положила на них голову. Девочка смотрела на Арину не отрываясь, практически не моргая, лишь только накручивала выбившуюся из прически прядку на палец. Интересно, о чём она думает сейчас, щёлкая ручкой? Сомневается? Правильно, сомневайся. Твоя победа не заслуга, простая случайность. Отдай то, что тебе не принадлежит тому, кто действительно это заслужил.

- Правда, сдаётся мне, больнее потом будет падать, когда они узнают, что никакого гения за этим не стоит.

Митина усмехнулась, переводя взгляд на окно. Чёртова Литература… Чёртов Энск, чёртов мир.

Отредактировано Соня Митина (2018-01-29 00:14:28)

+1

4

И вот девочки остаются наедине.

Арина крутит ручку между пальцами, рассеянно глядя куда-то сквозь бланк, все так же лежащий перед ней. Помнится, она хотела убраться из школы как можно скорее, верно? Но сейчас потерянное время словно бы потеряло свое значение. Не то чтобы Арине нужно было многое обдумать - обдумывать, по сути, было и нечего. Либо едешь, либо не едешь. Либо да, либо нет.
Очень просто, правда?

Вот Соне бы точно было просто. Черт возьми, да Соня даже с заполнением бланка справилась бы лучше! От этих мыслей становится нестерпимо грустно, так, что аж ком подкатывает к горлу. Арине очень хочется, чтобы рядом с ней вдруг оказался не мудак - всего-то и нужна была малость, всего-то сказать пару добрых слов. Рина слабая, Рине без поддержки грустно и страшно.
Появляется даже робкая надежда на то, что Митина окажется своей собственной утопической версией - сумеет искренне порадоваться за аринины успехи. В самом деле, какая Соне разница, у нее грамот за всякие конкурсы-олимпиадки хватило бы на полноценную замену обоев в старенькой двушке арининой бабули.
И сладкие сонины речи поначалу заставляют что-то в Рине екнуть, и на десятиклассницу она смотрит почти что с надеждой. И быстро опускает глаза обратно в бланк, сама пугаясь того, как легко готова была ей открыться.

Не зря - сонины речи приторно-ядовиты. Арина медленно поднимает глаза на Соню, сидящую на парте (эй, негоже Хорошей Девочке ноги на стулья ставить!). Сейчас ее лицо не такое бесстрастно-пустое, как при Сергее Евгеньевиче. Арина чуть щурится и поджимает губы - ей почти жаль, что ее первое впечатление об этой сучке оказалось верным. Она похожа на ненасытного избалованного звереныша, одержимого лакомством из хозяйских рук.
Арина чувствует нарастающее раздражение. У них не было ни единой договоренности о результатах, так какого хуя Митина о себе возомнила? Неприязнь почти заглушает страх перед неизвестным, и Арина для себя вроде как все решает - но зачем-то откровенно тянет время. Страх утих, но никогда не делся.
А может, будет проще разозлиться настолько, чтобы вообще не было страшно.

- А тебе-то какое дело? - Арина подпирает голову рукой и хмуро смотрит на Соню, - И вообще, шла бы ты, Митина, на свой урок. Или домой, куда тебе там...

+1

5

- Забочусь о тебе, - Соня помолчала, сомневаясь, - Арин,

И чего же она так медлит? Делов-то, заполнить пару строчек. Имя, Фамилия, Отчество, дата рождения, домашний адрес, контактный номер телефона… Митина могла с закрытыми глазами, строчка в строчку вписать всё округлым почерком отличницы. Из года в год, попытка за попыткой, одно и то же, одно и то же – разве что буковка класса меняется. Но сколько бланков Сонечке не приходилось заполнять, ни один не стал тем самым счастливым билетом туда – не важно даже, куда, главное, что не Энск.
- Видишь, справа, галочка? Где «отказ». Можешь начать с неё…

Соня отвела взгляд в окно. Не хотелось смотреть. Знала же, что не получится. Как ни старайся. Но попытка же не пытка?
- Но я правда хочу тебе помочь, - тон девочки становится куда более мягким, почти без едких, ядовитых ноток. Затолкать горечь куда подальше и быть паинькой – полезный навык для безнадежного карьериста, - Рассуди сама, здраво: впечатлит ли Соколову или Литвин твоя олимпиада по Литературе? Особенно если дальше следующего тура ты не пройдёшь? А несколько сданных на твёрдую «четыре» контрольных?

Митина свернулась, закрывшись, как ленивый удав. Расслабленный, безжизненный – лишь до первого рывка своей добычи, когда скрытое, сдавленное подобно пружине напряжение разразиться в стремительный прыжок. Сонечка не была великим комбинатором. Не была она и холодным, расчётливым манипулятором. Она поглаживала, пытаясь отыскать то самое больное место, куда стоит надавить, почти инстинктивно. Ей хотелось поехать. Ей нужно было поехать, пробить ту невидимую стену, что стояла между Соней и Мечтой. И не важно, какой вид принимает эта стена – неизвестной тетеньки из канцелярии, перепутавшей в очередной раз бланки, безликого почтальона, спьяну потерявшего сумку с письмами или несчастной, затравленной из-за мутных слухов девчонки. Ничего против конкретной Арины Мураевой Митина не имела. Так уж получилось, извини.

И ведь можно было бы попытаться объяснить всё по-человечески. Обратить со своей болью к той, что, возможно, поймёт. Или рассмеётся в лицо, «нашла себе проблему, неженка, что ты знаешь о НАСТОЯЩИХ проблемах?». Подай утопающему руку, а в следующий момент сама пойдёшь ко дну. Хочешь – не хочешь, а Энск он жадный, хищный да эгоэстичный. Вот и сиди, виси над душой, как осуждающий взгляд бабули, пока Арина любезно не соизволит сделать хоть что-то.

+1

6

- Это так мило, Сонь, - приторно вторила десятикласснице Арина.

Понятно, уходить она никуда не ходила. Более того - решила прилипнуть, видимо, до того момента, пока судьба несчастной олимпиадки не решится окончательно и бесповоротно. Необходимость заполнять бланк при Митиной казалась идеей малопривлекательной и, более того, ужасно раздражающей. Не игнорируешь ее присутствие - злишься, игнорируешь - и позволяешь остаться ей где-то на краешке сознания, как назойливое напоминание своей несостоятельности.
И попробуй понять еще, что хуже.

Ладно, ладно. Видимо, в ее хорошенькой головке все было забито бесполезными бреднями школьной программы, которые все нормальные люди напрочь забудут после выпуска, и на понимание намеков ни мыслей, ни ресурсов уже не оставалось. Надо было говорить прямо, но, по возможности, не слать нахуй (хотя желание иногда и накатывало). Подросток, которого всерьез волнуют оценки, не может быть нормальным, а к болезным стоит относиться терпеливо. Интересно, насколько Арины хватит?
- Ты, может, не заметила, но меня не волнуют оценки, - голос Арины прозвучал неожиданно резко. Что же, оно, наверное, и к лучшему, - Не исключат, и на том спасибо. И знаешь, будь любезна, заботу свою припаси для кого потупее, а я со своими делами как-нибудь сама разберусь.

Арине редко приходилось демонстрировать такую плохо скрытую агрессию, и оставалось только надеяться на то, что Соня даже не подозревает, как колотится сейчас ее сердце. Впервые за многие годы Рина вдруг ощутила, что точно возненавидит себя за еще один упущенный шанс что-то сделать, который буквально сам пришел ей в руки. Мироздание словно бы само звало ее подняться на ноги, а какая-то жадная девочка пыталась убедить ее в том, что ей это и не нужно.
А ведь если смотреть на это с такой точки зрения, Арина, получается, ценила этот шанс гораздо больше своей соперницы. И это знание пожалуй что даже придавало ей сил.

- Ты, типа, думаешь, что самая умная тут? Одна такая на всю школу выискалась? - ощутившую внезапный прилив сил и уверенности Арину будто прорвало, - А по-моему, ты просто с жиру бесишься. И ежу ясно, что у тебя от одной олимпиадки не убудет, но ты все равно ебешь мне мозги. Какая-то ты, честно говоря, конченая...
Арина умолкла, вздохнула, опустила взгляд на бланк и улыбнулась своей мрачной уверенности. Возможно, она немного перегнула палку - большая часть этого раздражения не была адресована Соне, а копилась многие годы, но... Ни к чему ее жалеть, она сама виновата в своем высокомерном отношении. 

Ручка уже поставила на бумаге первую синюю точку, когда Арина вдруг подняла голову и добавила:
- А знаешь, я бы может тебе и уступила... Не держи ты меня за тупую.

И сонин поезд в очередной раз ушел.

+1

7

Соня ожидала чего угодно. Так ей казалось. Ну же, Сонечка, ты же самая умная, не то, что эти энские детишки. Такая взрослая. «Конченная» - какое отличное определение, Митина. Даже не требует завершающего существительного, вроде «дура», «сволочь», «эгоистка». Поддалась первому импульсу, выдала своё самое слабое место. Но нет, не переживай, хоть ты и глупая, но Арина, кажется, сама не до конца поняла, куда попала. Как глубоко вошли её слова в душу, какой меткий получился удар. Прямо по глиняным ногам великолепного колосса Сони Митиной.
Ничего против конкретной Арины Мураевой Митина не имела. До этого момента. Вся нелюбовь Сонечки ко всему Энску внезапно приобрела лицо. Мягкое, приятное личико Арины Мураевой. Соня сидела, не шевелясь, жадно вглядываясь в каждое движение «победительницы». Смотрела, как гуляет по бумаге ручка, заполняя вызубренные графы. А внутри, глубоко в душе росла Ненависть. Ненависть тихая, нервная. Так ненавидит Кощей Иванушку-дурачка, узнавшего о том, что смерть кощеева на конце иглы. Так ненавидит Соня Митина самую себя и свои слабости, потому что некого больше винить. Порча? Сглаз? Родовое проклятье? Чушь, ерунда, бред. Совпадение? Смешно.

Девочка молчала. Ей нечего было сказать. Любое слово вышло бы нелепым, жалким, ещё более... Да, Сонечка, конченным. Не опускайся до её уровня, куда тебе. Что ты можешь сделать? Брызгать ядом? Как будто это поможет. Назад дороги нет. Извиниться? Перед Ариной? За то, что она ради своего удовольствия «прищурить наглую отличницу» идёт по её голове наверх, хватаясь за случайный успех? Мураева не приложила ни капли тех усилий, что потратила Соня за долгие школьные годы.

Арина не успела начать вписывать свой адрес, когда Митина резко, будто вспомнив, что забыла о чём-то важном, встала с места. Она ушла. Молчаливо, но не торопясь. Кому нужны твои смехотворные попытки сохранить достоинство? Даже если бы тебе очень хотелось, Энск никогда не ответит тебе Любовью. Он отвергает тебя вместе с твоими искренними, но так похожими на светлую пропаганду Идеалами Человека. Ты можешь лезть из кожи вон, стараться, но для них это будет лишь горделивостью.

Когда школа осталась далеко за спиной Соня не выдержала. Личико её, всё ещё не лишившееся детской пухлости исказилось гримасой горечи. Она расплакалась. По-детски отчаянно, как плачет ребёнок, потерявший маму. Плюхнулась на ближайшую лавочку, закрыла лицо руками… «Конченая», «конченая», «конченая», отзывалось эхом в голове в такт биения сердца. Хотелось обнять кого-то, кто понимает. Кого-то, кто родной. Не Энский. Сонечка плакала. Сначала тяжело, грузно шмыгая носом, а потом тихо-тихо, только катились слёзы по щекам. Не хотелось, чтобы Бабушка видела и переживала. Нужно выпустить всё, оставить на серых улицах чёртового Энска.

Ничего, Сонь. Твой час ещё придёт. За каждый успех необходимо платить. Ты вложила свои силы. Свой пот. Свою кровь. А Арине это только предстоит. Если падать, так падать вместе.

+1


Вы здесь » ЭНСК » Завершенные эпизоды » 20.12.2006 Второе место из двух.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC